У телефона

– Что вам угодно? – спрашивает женский голос.

– Соединить с “Славянским Базаром”.

– Готово!

Через три минуты слышу звонок… Прикладываю трубку к уху и слышу звуки неопределенного характера не то ветер дует, не то горох сыплется.. Кто-то что-то лепечет…

– Есть свободные кабинеты? – спрашиваю я.

– Никого нет дома… – отвечает прерывистый детский голосок. – Папа и мама к Серафиме Петровне поехали, а у Луизы Францовны грипп.

– Вы кто? Из “Славянского Базара”?

– Я – Сережа…

Мой папа доктор… Он принимает по утрам…

– Душечка, мне не доктор нужен, а “Славянский Базар”…

– Какой базар? (смех). Теперь я знаю, кто вы… Вы Павел Андреич… А мы от Кати письмо получили! (смех). Она на офицере женится… А вы когда же мне краски купите?

Я отхожу от телефона и минут через десять опять звоню…

– Соединить со “Славянским Базаром”! – прошу я.

– Наконец-то! – отвечает хриплый бас. – И Фукс с вами?

– Какой Фукс? Я прошу соединить со “Славянским Базаром”!!

– Вы в “Славянском Базаре”! Хорошо, приеду… Сегодня же и кончим наше дело… Я сейчас…

Закажите мне, голубчик, порцию селянки из осетрины… Я еще не обедал…

“Тьфу! Черт знает что! – думаю я, отходя от телефона. – Может быть, я с телефоном обращаться не умею, путаю… Постой, как нужно? Сначала нужно эту штучку покрутить, потом эту штуку снять и приложить к уху… Ну-с, потом? Потом эту штуку повесить на эти штучки и повернуть три раза эту штучку… Кажется, так!”

Я опять звоню. Ответа – нет. Звоню с остервенением, рискуя отломать штучку. В трубке шум, похожий на беготню мышей по бумаге…

– С кем говорю? – кричу я. – Отвечайте же! Громче!

– Мануфактура Тимофея Ваксина сыновья…

– Покорнейше благодарю… Не нужно мне вашей мануфактуры…

– Вы Сычов? Миткаль вам уж послан…

Я вешаю трубку и опять начинаю экзаменовать себя: не путаю ли я? Прочитываю “правила”, выкуриваю папиросу и опять звоню. Ответа нет…

“Должно быть, в “Славянском Базаре” телефон испортился, – думаю я. – Попробую поговорить с “Эрмитажем”…”

Вычитываю еще раз в правилах, как беседовать с центральной станцией, и звоню…

– Соедините с “Эрмитажем”! – кричу я. – С “Эрми-та-жем”!!

Проходит пять минут, десять… Терпение начинает мало-помалу лопаться, но вот – ура! – слышится звонок.

– С кем говорю? – спрашиваю я.

– Центральная станция…

– Тьфу! Соедините с “Эрмитажем”! Ради бога!

– С Феррейном?

– С “Эр-ми-та-жем”!!

– Готово…

“Ну, кажется, кончились мои мучения… – думаю я. – Уф, даже пот выступил!”

Звонок. Хватаюсь за трубку и взываю:

– Отдельные кабинеты есть?

– Папа и мама уехали к Серафиме Петровне, у Луизы Францовны грипп. Никого нет дома!

– Это вы, Сережа?

– Я… А вы кто? (смех)… Павел Андреич? Отчего вы у нас вчера не были? (смех). Папа китайские тени показывал… Надел мамину шляпу и представил Авдотью Николаевну…

Сережин голос вдруг обрывается и наступает тишина. Я вешаю трубку и звоню минуты три, до боли в пальцах.

– Соедините с “Эрмитажем”! – кричу я. – С рестораном, что на Трубной площади! Да вы слышите или нет?

– Отлично слышу-с… Но здесь не “Эрмитаж”, а “Славянский Базар”.

– Вы “Славянский Базар”?

– Точно так… “Славянский Базар”…

– Уф! Ничего не понимаю! У вас есть свободные кабинеты?

– Сейчас узнаю-с…

Проходит минута, другая… По трубке пробегает легкая голосовая дрожь… Я вслушиваюсь и ничего не понимаю…

– Отвечайте же: есть кабинеты?

– Да вам что нужно? – спрашивает женский голос.

– Вы из “Славянского Базара”?

– Из центральной станции…

(Продолжение до nec plus ultra*). * (донельзя, до крайних пределов (лат.).)




У телефона


Черт И Ведьма
У телефона