Каменный Мигел

Случилось так, что королевский сын подружился с бедняком, сыном сапожника. Молодые люди не скрывали ни от кого своей дружбы, – вместе появлялись на улицах и площадях города, вместе гуляли в королевском саду, и принц даже гордился своим другом, потому что Мигел – так звали бедного юношу – был добр, честен и смел, и к тому же строен и хорош лицом.
И все-таки эта дружба не понравилась королю. Он призвал к себе Мигела и приказал ему немедленно удалиться из королевства. Пришлось юноше взвалить котомку на плечи и отправиться в далекое странствие. Однако, узнав об этом, юный принц тоже стал собираться в дорогу, и как ни грозил ему старый король, сел на коня и поскакал вдогонку за другом.
Конечно, вскоре же он догнал Мигела. Друзья обнялись и отправились в путь вдвоем. Так ехали они из одной страны в другую и наконец вступили в дремучий лес. Вековые деревья окружили их со всех сторон, спокойные, величественные и молчаливые. И вдруг юноши услыхали далекий крик. Кто-то просил о помощи. Они поспешили вперед. Крики становились все громче и громче. Наконец на лесной поляне они увидали прекрасную

девушку, привязанную к стволу толстого дерева.
– Что случилось с тобой, красавица? – в один голос спросили принц и Мигел.
Девушка отвечала:
– На меня напали разбойники. Они отняли мои драгоценности и перебили всех моих слуг.
– О несчастная! – воскликнул принц, который уже догадался, что это принцесса, полюбил ее и решил жениться на ней. – Мигел, возьми кинжал и разрежь скорее веревки, чтобы освободить пленницу! – И когда друг выполнил его просьбу, принц подал принцессе руку и усадил на своего коня.
Одним словом, их было двое, а стало трое. Весело разговаривая, они продолжали свой путь, пока не наступила ночь.
Путники расположились на ночлег. Принцесса и принц вскоре же крепко заснули, но верный Мигел не спал. Лес был такой густой и темный, что в любую минуту снова могли появиться разбойники!
Итак, юноша охранял сон принца и его невесты. Он терпеливо расхаживал между деревьями взад и вперед, как часовой перед королевским дворцом. Постепенно он углублялся все дальше и дальше в лес и наконец очутился перед большой пещерой. “Уж не разбойники ли прячутся здесь?” – подумал юноша и, обнажив шпагу, вступил под темные своды. Но в пещере никого не было. Юноша присмотрелся и увидал только три черных блестящих камня, лежавших посередине. Он хотел уже возвратиться обратно, как вдруг в пещеру влетели три голубя – белых словно пух или облачко в погожий день. Голуби сели каждый на свой камень и громко заворковали. Мигел прислушался и стал различать слова.
Первый голубь сказал:
– Бедный принц! Он спит спокойно и не знает, что его ждет несчастье в роще золотых апельсинов. Если принцесса надкусит плод, она погибнет!
Второй голубь сказал:
– Как мне жаль принцессу! Несчастье ждет ее у хрустального родника. Если принц зачерпнет прозрачной воды, он умрет!
Третья голубка закончила:
– Что значат ваши тайны по сравнению с моей! Что значат эти несчастья по сравнению с тем, о котором я поведаю вам! Если принц и принцесса не погибнут в пути, их ждет гибель в своей постели, потому что в день свадьбы, ровно в полночь во дворец приползет страшный семиголовый змей и съест их обоих!
Мигел в ужасе бросился из пещеры, чтобы предупредить друзей об опасности, но голуби поднялись на воздух и преградили ему дорогу. Юноша поневоле остановился, а птицы запели согласным хором:
– Ты тайну выведал у нас,
Но если ты проговоришься –
В холодный мрамор превратишься,
Окаменеешь в тот же час.
Несчастный Мигел! Он так любил принцессу и принца и в то же время не мог предупредить их об опасности: одно слово – и он превратится в немую безжизненную статую! И все-таки юноша не терял надежды. “Кто знает, – думал он, – быть может, минуем мы и волшебную рощу с отравленными плодами, и хрустальный родник с такой заманчивой, прозрачной, но ядовитой водой!”
Он разбудил принца и сказал ему:
– Поспешим во дворец! Если ты возвратишься домой с такой красивой невестой, король так обрадуется, что простит тебе ослушание, а мне разрешит жить в городе рядом с тобой.
Принц всегда доверял благоразумию друга, и вскоре же все трое двинулись в обратный путь.
Что только ни делал Мигел, чтобы миновать рощу золотых апельсинов. Он старался идти открытым полем, за десятки шагов обходил каждое дерево, и все-таки на рассвете словно из-под земли выросла перед ним заколдованная роща. Она вся сверкала в лучах раннего солнца, а таких сочных, таких крупных, таких золотистых плодов ни принц, ни Мигел не видали даже в королевском саду!
“Ну вот, – подумал Мигел, – сейчас принцесса захочет полакомиться апельсинами…” – и тотчас же услыхал звонкий голос красавицы:
– О мой принц! Сорвите мне один из этих прекрасных плодов!
– Принцесса, – тотчас же возразил ей Мигел, – эти апельсины не продаются!
– О, если я съем один из тысячи, не рассердится же хозяин! – рассмеялась красавица и привстала в седле, чтобы дотянуться до ветки, сплошь усеянной золотистыми плодами. Но в ту же минуту Мигел хлестнул ее коня, принцесса вскрикнула, а конь, рванувшись вперед, вынес ее из заколдованной рощи.
– Что ты делаешь! – вспылил принц.
Мигел спокойно ответил:
– Так надо, друг. – И принц умерил свой гнев, потому что, как мы знаем, верил в благоразумие Мигела.
Наконец, уже к вечеру, путники достигли цветущей долины, где их ожидало новое испытание. Ручеек, прозрачный и чистый как слеза, струился, омывая разноцветные камешки. Это и был заколдованный хрустальный родник!
Не успел Мигел оглянуться, как принц уже подбежал к роднику и зачерпнул полную пригоршню прозрачной воды. Еще мгновение – он отхлебнет и погибнет! Однако и на этот раз Мигел сумел предотвратить несчастье. Не говоря ни слова, он сильно толкнул друга под локоть: вода расплескалась, а принц, которому очень хотелось пить, воскликнул в гневе:
– Да что с тобою сегодня, Мигел? Почему ты не даешь мне напиться?
– Так надо, – снова ответил юноша принцу. – Путь далек, поспешим скорее домой.
И на этот раз сдержал себя королевский сын. Мигел торжествовал. Две опасности были уже позади. Юноша был уверен, что сумеет спасти своих друзей и от семиголового змея. И вот, наконец, все трое приблизились ко дворцу. Сам король вышел им навстречу. Он расцеловал сына, обнял принцессу-красавицу и приказал готовиться к свадьбе. А Мигела призвал к себе и сказал:
– Хотя ты и сын сапожника, но, я вижу, был верным товарищем моему сыну. Проси у меня чего хочешь, и я исполню твою просьбу.
Мигел ответил:
– Ваше величество, разрешите мне в день свадьбы всю ночь стоять на часах у комнаты новобрачных.
Долго танцевали и веселились на свадьбе жених и невеста и только поздно вечером, усталые и счастливые, пошли отдыхать в свою спальню. Когда же они уснули, верный Мигел стал в дверях с обнаженной шпагой в руке.
Ровно в полночь он услыхал шорох. Шорох становился все громче. Змей приближался. Он был уже перед дверью спальни! Но юноша отважно вступил в бой с семиголовым чудовищем и отрубил ему все семь голов одну за другой. А затем, вместе с туловищем, сбросил эти страшные головы в глубокий ров, окружавший со всех сторон королевский дворец. Потом он вернулся в комнаты – посмотреть, не проснулся ли принц. В одежде, забрызганной кровью змея, с обнаженной шпагой, он приблизился к постели, но в этот-то момент и проснулась принцесса. Увидев, что Мигел склонился над принцем со шпагой в руке, она решила, что юноша или убил уже, или же собирается убить ее молодого мужа, и громко закричала.
На крик сбежались придворные, гремя оружием, прибежали стражники.
– Вот, вот убийца! Схватите его! – не переставала кричать принцесса. – Смотрите – он весь в крови! Бросьте его в темницу!
Увидев Мигела, окруженного стражей и со шпагой в руке, принц сказал ему:
– Мой друг, я верю тебе, но объясни этим людям, что случилось и почему ты стоишь здесь среди ночи в моей спальне с окровавленным оружием?
– О принц! – воскликнул Мигел и… остановился. Он вспомнил, что не может безнаказанно открыть другу ни одной из трех своих тайн. Он вспомнил предсказание трех голубей, которое слышал в пещере:
…если ты проговоришься –
В холодный мрамор превратишься,
Окаменешь в тот же час!
А принц уже настаивал:
– Что ж ты умолк, мой друг, или тебе нечего сказать в свое оправдание?
– О принц… – повторил Мигел уже печальным голосом. – Если б ты знал, во что обойдется мне каждое слово, ты не требовал бы от меня объяснений.
Принц уже колебался, но принцесса приказала:
– Пускай говорит сейчас же! Или ты не помнишь, мой принц, мой супруг, как этот юноша, который называет себя твоим другом, хлестнул моего коня и не дал мне полакомиться золотыми плодами! Или не помнишь, что он не дал тебе напиться из хрустального родника, когда ты изнывал от жажды! Он не друг – он враг твой, он хотел тебя убить!
Такого несправедливого обвинения не мог вынести верный Мигел.
– Неправда! – громко воскликнул он. – Сейчас я все объясню!
Он смело шагнул вперед и заговорил.
Он говорил, как в лесу, в пещере, узнал от чудесных птиц три заветные тайны и как спас принцессу от верной смерти в роще золотых апельсинов.
Он говорил, и с каждым словом ноги его холодели: сперва онемели ступни, потом колени, когда же Мигел закончил рассказ о первой тайне, он был уже до пояса холоден, неподвижен и бел как мрамор.
И все-таки юноша продолжал рассказ.
Он протянул руки вперед, словно умоляя друга верить каждому его слову, и поведал принцу о том, как спас его самого от верной смерти у хрустального родника. И снова при каждом слове чувствовал юноша, как смертельный холод поднимается все выше по его телу, проникает в грудь и сжимает сердце, как немеют и каменеют руки, как смерть подступает к самому горлу!
Теперь уже юноша мог только поворачивать голову – немного вправо, немного влево.
– Довольно! – вскричал принц, испуганный этим зрелищем.
Но Мигел встряхнул волосами и, крикнув: “Я все скажу!” – мужественно довел до конца свою страшную повесть. Когда же отзвучало последнее слово, все увидали, что вместо цветущего, полного жизни и сил юноши перед ними стоит немая, лишенная жизни статуя из белого недвижного мрамора.
– О Мигел! – воскликнул в отчаянии принц и бросился обнимать колени статуи. – Проснись! Вернись к нам!
Но каменный Мигел не отвечал ни слова.
Печальные, разошлись придворные. Медленно, гремя копьями, удалилась стража. Принцесса уже раскаивалась в своей настойчивости.
– Ах, зачем я заставила его говорить! – рыдала она. – Зачем не поверила на слово, как ты, мой принц, мой супруг!
Юный принц был безутешен. Он приказал вынести статую в сад и поставить ее на дорожке, усыпанной желтым песком, под высоким деревом. И не было в королевском саду статуи более прекрасной, чем каменный Мигел.
С гордо поднятой головой он стоял перед самым дворцом. По утрам в лучах восходящего солнца розовел и теплел холодный мрамор, словно кровь струилась по жилам юноши, словно снова начинало биться отважное сердце. А когда днем пробегали по изваянию скользящие тени деревьев, казалось, что статуя шевелится и вот-вот сойдет с высокого постамента.
Несчастный принц! Часами сидел он у подножия каменного изваяния.
– О друг! – восклицал он. – Отзовись! Я все отдам, лишь бы возвратить тебе жизнь!
Он повторял эти слова без конца, повторял каждый день, повторял до тех пор, пока однажды не услышал таинственный голос:
– Отдай свою жизнь, и твой друг вернется к тебе!
Кто сказал эти слова, принц не знал. Кругом не было ни души. Но всем сердцем он отозвался на них:
– Отдать мою жизнь? Я готов!
И, выхватив острый клинок из ножен, принц приставил его к груди, чтобы пронзить свое сердце.
Но тот же таинственный голос промолвил:
– Стой. Не спеши!
Принц глянул на статую, и – о чудо! – статуя зашевелилась! Разгладились складки на лбу, дрогнули губы, ожили руки, и каменный Мигел легко спрыгнул на землю. Нет, он не был уже больше каменным: он шел навстречу принцу! Смелым движением выхватил из рук его шпагу и отбросил далеко в кусты.
Так кончается волшебная повесть о принце и его каменном друге. Юноши обнялись и рука об руку пошли во дворец, чтобы впредь никогда больше не разлучаться.
Так верность и дружба оказались сильней самых злых заклятий и даже сильнее смерти.
Ушла сказка. И нет ее больше. Далеко ушла. Не скоро назад вернется.
По тропинкам ходит сказка с горным посохом, по волнам плывет под веселыми парусами, в городах, в селах под окном стучится. Где была – там нет. Где не бывала – туда торопится.
Придет – присядет. Одному пошепчет, с другим пошутит, третьего научит, никого не забудет – крепка, как вино, мудрая старая сказка.
Один улыбнется, другой посмеется, третий задумается – только глухой ничего не услышит.



1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (Пока оценок нет)
Loading...

Каменный Мигел
Юноша-тыква
Каменный Мигел