Умная женщина

Было ли не было, в старые времена жил один богач. У него по дому служил раб. И была у этого богача красавица дочь. Вот однажды раб тайно сговорился с дочерью богача, и они, захватив с собой двух коней и денег столько, сколько могли унести, бежали в другой город. Прибыв в большой город, они сняли дом.
Однажды раб ввязался в драку с одним из людей падишаха, и раба посадили в самый прочный падишахский зиндан. Когда слух о том, что раб попал в зиндан, дошел до молодой женщины, она впала в отчаяние. Стала она искать из этого положения выход, но ничего не

могла придумать. Что ни делай, а вытащить человека из зиндана падишаха не так-то просто! Наконец женщина решила: “Пойду-ка я к чиновникам и управителям падишаха, принарядившись, может быть, приглянусь им и мне удастся каким-нибудь обманным путем получить у них письменный приказ”.
Женщина нарядилась и вышла из дому. Сначала она пришла к кадию. Глядит – в почетном углу дома сидит кадий в чалме и с длинной седой бородой. Как только кадий увидел женщину, он тотчас торопливо встал, взял ее за руку, усадил рядом с собой и сказал:
– Добро пожаловать! Что вы хотели рассказать? Не стесняйтесь, говорите!
Женщина, притворяясь
смущенной, рассказала:
– Кадий-ага, слуги падишаха бросили моего мужа в зиндан. Чтобы освободить его, требуется ваш письменный приказ. Вот я и пришла за этим письмом.
Кадий тотчас схватил бумагу и калам и собрался было писать, но женщина его остановила:
– Кадий-ага, не утруждайте себя сейчас, у вас и так много дел, а лучше вот что: у меня на такой-то улице есть дом, и я там живу одна. Приходите вечером ко мне, тогда мы все и напишем.
– Прекрасно, прекрасно! – обрадовался кадий и отпустил женщину.
Выйдя от кадия, женщина отправилась к везиру. Везир один сидел в огромном зале. Когда женщина тихонько приоткрыла дверь и заглянула внутрь, везир ее тотчас заметил.
– Входите, входите! – сказал везир.
Он встал, подвел женщину к месту и усадил напротив себя. Затем везир спросил ее:
– Что вы хотели мне сообщить?
– Везир-ага, – отвечала женщина, – слуги падишаха посадили моего мужа в зиндан, и, чтобы его освободить, нужен ваш письменный приказ.
– Ну, что же, – заметил везир и тут же взял бумагу и калам.
Но женщина его остановила, сказав:
– Погодите, везир-ага. Если у вас найдется время, приходите вечером ко мне. У меня на такой-то улице есть дом, и я живу там совсем одна. Может быть, тогда и напишем?
– Вот и прекрасно! – воскликнул обрадованный везир и отпустил женщину.
После этого женщина, видя, что все идет удачно, решила отправиться к падишаху. Но чтобы добраться до падишаха, нужно пройти стражу. Поэтому женщина, которая была молода и красива, приоткрыла покрывало так, чтобы были видны глаза, и направилась ко дворцу падишаха. Она приблизилась к стражнику у ворот, и тот спросил ее:
– Куда идешь?
Тогда женщина подмигнула ему и ответила:
– Мне нужно видеть падишаха, у меня к нему дело.
Стражник подумал: “Я ей понравился. Должно быть, это та самая женщина, которая уже приходила к падишаху”. И он пропустил ее.
Затем женщина дошла до стражника у внутренних дверей.
– Куда идешь? – спросил стражник.

– К падишаху, – отвечала женщина.
Тогда стражник сказал:
– Погоди, я спрошу падишаха. Если он позволит, ты войдешь к нему.
Стражник почтительно сложил руки ладонями вместе, вошел к падишаху и распростерся ниц. Падишах спросил его, что он хочет сказать.
– О падишах, – отвечал стражник, – пришла какая-то очень красивая женщина, чтобы повидать вас. Она просит разрешения войти.
– Зачем же ты ее задержал, несчастный! – воскликнул падишах, прервав стражника, – Пусть она сейчас же войдет!
Падишах в нетерпении встал и приоткрыл дверь. И увидел, что женщина еще прекрасней, чем говорил стражник.
– Добро пожаловать, входи, – сказал падишах.
Взял он женщину за руку и усадил ее рядом с троном.
– Кто ты такая, женщина, откуда и зачем ко мне пожаловала? – спросил падишах.
– Я дочь Хурсатбая из Шама, зовут меня Гюльджехре, а имя моего мужа – Омар, и он сын Кайсар-хана. Не знаю, по какой причине, но он брошен вашими людьми в зиндан.
– Раз так, – сказал падишах, – то я тотчас же напишу, чтобы его освободили.
И падишах схватил калам и бумагу. Однако женщина удержала его, сказав:
– О дорогой, милый шах, погодите! У ваших дверей в надежде вас увидеть ожидают много бедняков, подобных мне, женщин и детей. Хорошо было бы, если вы сумели бы их до вечера всех отпустить. А вечером приходите ко мне домой, и там мы все напишем. Женщина, которая уже столько времени ждет своего мужа, может подождать и еще одну ночь. И кроме того, мой падишах, свидание с великим падишахом я считаю счастьем для себя.
Падишаху понравились слова женщины, он обрадовался и подумал: “Для меня свидание с такой красивой и умной женщиной, дочерью купца из Шама, тоже большое счастье. Возможно, что она откроет передо мной все свои тайны и исполнит все мои желания. Иначе она не указала бы мне свой дом и не пригласила бы к себе”.
– Ладно, красавица, пусть будет так, как ты говоришь, – сказал падишах.
А женщина еще раз бросила кокетливый взгляд на падишаха и вышла. Шла она, шла – и пришла на базар к мастерам по деревянным изделиям. Тут она отыскала самого знаменитого мастера и обратилась к нему:
– Мастер-ага, мне нужны четыре сундука такого размера, чтобы в них мог поместиться человек.
– Вот, женщина, выбирай из этих сундуков, какие тебе понравятся, – сказал мастер.
Женщина выбрала четыре сундука, каждый из них взвалила на носильщика и, подмигнув мастеру, сказала:
– Мастер-ага, я не захватила с собой денег. Но на такой-то улице у меня есть дом, и если у тебя найдется время, приходи ко мне вечером, я отдам тебе деньги.
– Хорошо, можешь идти, – сказал мастер. – Вечером я свободен и непременно приду к тебе. Неужели я не поверю тебе в долг четыре сундука?
Женщина пришла домой и расставила сундуки по местам. Едва она успела отпустить носильщиков, как в дверь постучали. Гюльджехре встала, подошла и открыла дверь. Смотрит – а это кадий. Она ввела кадия в дом, помогла ему снять и повесила его парадные одежды. После этого кадий взял свой калам и написал приказ: “Немедленно освободить мужа такой-то женщины”. Написав это, он тут же хотел было обнять Гюльджехре, но она сказала:
– Не спешите, мой кадий, сначала поешьте и попейте, я никуда не собираюсь уходить, и мы еще успеем насладиться.
В это время в дверь постучали.
– Кто это? – спросил кадий.
– Не бойся, – отвечала женщина, – это пришел мой полоумный брат. Он сейчас поест и уйдет.
– Что же мне делать, ведь он меня увидит? – испугался кадий.
Тогда женщина сказала:
– Выход есть, полезай в этот сундук.
Как только кадий влез в сундук, женщина тотчас захлопнула и крепко заперла крышку сундука. После этого женщина открыла дверь, и в дом, покашливая, вошел везир. Он прошел на почетное место, снял с себя одежды, уселся и стал писать приказ. Написав приказ, везир передал его женщине и сказал:
– Ну вот, моя милая, теперь иди ко мне.
Но едва он взял женщину за руку, как в дверь постучали.
– Погоди, – сказала женщина, – это пришел мой полоумный брат. Он только поест и уйдет, тогда мы займемся своими делами.
– Где же мне спрятаться? – спросил везир.
Женщина и его спрятала в сундук и заперла там. Потом она подошла к двери, открыла ее, и вошел падишах. Женщина сняла с падишаха его драгоценные парадные одежды, повесила их и сказала:
– Ну, мой шах, не напишете ли вы тот письменный приказ, о котором я вас просила?
– Конечно, – отвечал падишах и тут же написал приказ, поставил в его конце свою подпись, приложил печать и отдал женщине.
– Ну, женщина, теперь иди ко мне, – сказал падишах и хотел было обнять ее. Но она его остановила:
– Зачем торопиться, мой падишах? Поедим-попьем, а потом вместе ляжем.
И она завела беседу. Но тут вдруг постучали в дверь. Падишах испугался.
– Кто это? – спросил он.
– Это пришел мой полоумный брат, – отвечала женщина, – Он только возьмет кусок лепешки и уйдет.
– Все равно, – сказал падишах, – я не хочу, чтобы он меня здесь видел. Спрячь меня куда-нибудь.
Женщина спрятала падишаха в сундук, заперла крышку, а потом открыла дверь и впустила мастера. Она помогла мастеру раздеться, усадила его и поставила перед ним чайник с чаем. А этот мастер все дрожал от испуга и, запинаясь, повторял:
– Н-н-ну, женщина, г-где же денежки за сундучки?
– Мастер-ага, – сказала женщина, – я тебе не заплачу за твои сундуки. Ты их сделал на четыре пальца короче, и человек в них не может поместиться.
– А ну-ка, поглядим. Разве бывают сундуки длиннее этих? – сказал мастер.
Он влез в сундук и растянулся там во всю его длину. Женщина тотчас же заперла мастера. Потом она взяла приказы, пошла и освободила своего мужа из зиндана.
После этого они с мужем составили сундуки один на другой и в ту же ночь ушли в другую страну.
Четыре сундука остались в доме.
– Ай, ай! – стал кричать мастер, – если бы я не был дураком, я не сделал бы сундук на четыре пальца короче. Был бы он чуть подлиннее, я бы мог лежать, вытянув ноги, или же не лез бы в этот сундук, а ушел, забрав свои денежки!
– Кто это там кричит? – завопил кадий.
Тут и падишах, и везир стали оглашать дом воплями. На шум сбежались соседи и увидели, что стоят четыре больших сундука, а, кроме них, ничего больше нет. Из сундуков раздаются голоса: “Я падишах!” – “Я везир!”. Тогда соседи решили: “Видно, в этом покинутом доме поселились духи. Нужно сжечь его!” Они притащили нефти и облили дом. Тогда кто-то сказал:
– Постойте-ка, откроем дверь! Я слышу голос, который повторяет: “Я – ваш падишах!”
– Это дух, – стали говорить люди, – Что делать падишаху в этом ящике? – И они принялись лить на дом еще больше нефти. Между тем какой-то человек сказал:
– Будь что будет, а я все-таки открою…
Он поднял крышку сундука, и оттуда выскочил голый человек. Потом выскочил другой, а следом – третий и четвертый. Так вот и шли они гуськом, друг за другом: за везиром – кадий, за кадием – мастер, а впереди всех с бородой, торчавшей, как птичий хвост, – падишах. Так они и идут по сю пору.




Умная женщина


Аварская Сказка Три Сестры
Умная женщина