Кумовья

Жили в одной деревне два брата — богатый И бедный. И вот богач ездил в город и продавал пшеницу, а у бедняка дети по миру ходили и кормили его в избе.

В один день приехал богатый брат из городу и говорит бедному: «Ох, брат, теперь в городе на пшеницу цены хорошие, также и на другой хлеб тоже цена хорошая. Собирай-косе свой хлеб да поедем в город». У бедняка была худая-прехудая лошаденка, а у богатого хорошая. И вот выпахал бедный весь хлеб из засеков, сколько было у него, так что напахал мер пять. А богатый воз направил такой, что едва лошадь повезла.

И отправились они в дорогу. Богатый перёже идет, а бедный сзади — так что у богатого была лошадь хорошая, так он уехал от бедного. И подъезжают они к горе. Богач хвостнул лошадь кнутом и живо в эту гору поднялся, а бедный на полу-горы доехал, и лошадь не пошла. Вынул сена из саней, наклал лошади (так что время к вечеру уже было), а сам пошел поломать сучья, чтобы пожок себе набрать.

И вот он пошел по лесу, и отбился от своей лошади, и

зашел в густой лес — и назад не выйти. Вот он влез на дерево, чтобы поглядеть, нет ли в какой

стороне огонечка; в одной стороне заметил чуть-чуть огонек, туда и пошел на огонек. Вот выходит он на большую поляну, видит: стоит дом — дом большущий-пребольшущий, такого нигде еще не видал. И приходит он в этот дом, а в доме никого нет, а ему есть хочется. И видит он в одной комнате на столе всякие разные вина и много закуски разной. Только хотел он за стол сесть, и слышит, лешачиха голос подает в другой комнате: «Не садись, добрый человек, а то худо будет: придет муж мой и тебя убьет».— «А куда же я теперь?» — «Куда? Вот под печку полезай!»

Это бедняк залез под печь, и ее на ту пору мучило (родить надо было), и вот закричала она, эта мужичка. Мужик пришел, убрал ребенка и тут же и окрестил его. Посадила она его за стол и как следует угостила. Наелся бедняк так, что бока на сторону, и напился вина допьяна, и пошел опять залез под печь и сидит там.

Слышит, в дверях застучало, приходит муж этой бабы, зашел в дом. «У тебя здесь есть кто-нибудь — русский человек?» — «Нет,— говорит,— нету».— «Ну, давай,— говорит,— мне тапериче ужинать». Вот сели они за стол. «Да,— говорит,— ты не знаешь моего дела».— «Какое такое дело у тебя?» — «Да кабы не добрый человек, так была я жива или нет!» — «А что, тебе добрый человек помог?» — «Как чего? Пособил мне ребенка окрестить и убрал его. Теперь он нам кум».— «А где же он у тебя?» — спрашивает. «Да вот под печкой сидит».— «Ну, кум, выходи,— говорит,— ну-ко выходи, давай попьем и поедим, раз новый кум-то».

И вот мужик вылез из-под печи и сел за стол с новым кумом. И давай пить да гулять. И говорит этот бедняк за столом: «Ох, кум, я-то здесь сыт да пьян, а дети и жена дома голодом сидят».— «Не толкуй, кум, у меня им узелок брошен оржаной муки, так им хватит до твоего приезду».

И вот бедняк был в гостях у кума два дня. Говорит он своему куму: «Пора мне, кум, ехать в город».— «Обожди, кум, я тебе Серка дам». Запряг он куму Серка и насыпал целый воз пшеницы, а кумушка ему завязала в скатерку попутничков: «На вот тебе, кум, и хватит, пока домой не приедешь». Взял он эти попутнички и сел на воз. А кум ему и говорит: «Ежели какая беда, то, кум, вспомни меня и будешь знать. Ну, кум, теперь поезжай с богом, только держись крепче на возу. А поедешь мимо той горы, где твоя лошадь стоит, то у твоей лошади сена много; а под гору будешь опускаться, так задень немного за роспуск своего брата — его опрокинуло и придавило возом».

И вот сел этот бедняк на воз, а лошадь не надо править — сама знает, куды идти. «Ну,— говорит кум,— прощай». И махнул шапкой. Как покатил этот Серко, что снег только из-под саней порхает! А бедняк на возу сидит жив и негоден, что вот сейчас убьет его Серко. И едет он мимо той горы, где оставлена была лошадь, и видит у лошади сена много, так что лошади не видно, до того навалено! И вот стал он опускаться под гору и видит: лежит брат под возом; он мимо поехал и задел роспуска, и рас-прокинул воз брата. Тогда брат вышел и поехал вслед за бедняком.

И вот время к вечеру, и богатый брат показал бедняку, что пристаю я у попа, потому что за ним не угнаться.

Приезжает бедняк на ночлег к попу, поставил Серка во двор, а сам залез на печку. Поел, что ему хотелось, и лежит. Смотрит — приезжает брат. Как приехал, у этого брата лошадь убрали; и вот этого богатого пригласили чай пить, а бедного не пригласили. И вот у поповской дочери потерялись серьги золотые, и разговорилися они с богатым братом: «Не знаешь что-нибудь, вот серьги потерялись у дочки».— «Нет, я не знаю, а бедный брат, наверное, знает».— «А где он?» — «На печи лежит». И позвали бедняка: «Не знаешь ли,— говорит,— вот серьги у дочки моей потерялись».— «Знаю»,— говорит. «А где же они лежат?» — «Давай триста рублей, дак скажу, где серьги». Поп дал триста рублей бедняку. «Ступайте,— говорит,— возьмите в байне, за каменкой лежат». И вот сошли, и действительно, серьги за каменкой!

И завидно стало богатому брату, что триста рублей получил бедный брат. «Пойду на двор и накладу каменья ему в воз, и пускай пристановйт он своего Серка!» И вот клал, клал туды, пол куба наклал. «Ну, теперь,— говорит,— с места не скрянуть». А сам пришел обратно в избу.

И вот направляется богатый утром раньше бедного. А бедняк еще на печке лежит: «Задавайся, брат, я тебя надостигну».

Богатый поехал вперед, а бедный позавтракал, запрег своего Серка и поехал вслед за братом. Догоняет он своего брата, а брат и думает: «Почему же, каменья наклал в воз и везет, не слышит своего воза?» Время к вечеру двигается. Богатый и говорит бедному брату: «И вот таперича поезжай преже меня: моя лошадь плоше твоей, так что мне за тобой не поспеть».

Бедняк поехал вперед, а богатый остался взади. И вот приезжает он к одному богатому человеку ночевать. Пустил он своего Серка на двор, а сам пришел в избу и лег на печку. Часа два после этого приезжает богатый брат и тоже убрал коня на двор, а сам пришел в избу, и посадили его чай пить. И вот за чаем они разговорилися промежду собой, что у этого богатого человека потерялось кольцо золотое и не знает, где его взять. «Не знает ли кто из вас, где мне отыскать это кольцо?» — «Есть у вас на печке, лежит брат мой бедный — он и знает». И вот позвали его тоже чай пить, и спрашивает у него богатый: «Что, не знаешь ли, куда мое кольцо золотое девалось!» — «Знаю,— говорит,— давай двести рублей, так скажу, где кольцо». Подал он ему двести рублей, а у него у переднего угла лежала плита и под этой плитой кольцо. «Ступай, отвороти эту плиту у переднего угла, и под ней лежит кольцо». И верно: сходил, отворотил плиту и нашел кольцо.

И вот ночевали они ночь и утром отправляются в город (бедняк уж теперь едет сзади за богатым, так что не знает, где в городе пристает его богатый брат).

Приехали они в город и становятся рядом, и раскрыли воза. И вот пошел народ покупать пшеницу. Подойдут к богатому брату, посмотрят — пшеница плохая, а у бедного хорошая. Так у бедного и стали брать пшеницу. И вот этот бедняк продал всю пшеницу, а на дне этого воза вместо каменья были головы сахуру. И этот сахар весь продал и выручил денег целой мешок; закрыл воз и садится на воз. А у богатого брата ни одного зерна не взяли, так он и поехал с целым возом домой, а бедный поехал с большой выручкой.

И вот бедный только махнул шапкой — и Серко покатил, что сильнее ветру, и привозит его обратно к куму. Кум и спрашивает: «Что, продал всю пшеницу?» — «Продал»,— говорит. «Ну, теперь тебе хватит денег?» — «Теперь мне довольно, кум, пока».— «Ну, садись теперь — с дорожки пообедай. И винца попьем». Вот сели они за стол

Бедный и говорит: «Мне-то здесь хорошо, а дети там голодом».— «Не толкуй, кум: у меня брошено им два узелка, так хватит до твоего приезду».

И вот он гостил у этого кума два дня. «Ну, кум, мне теперь пора домой собираться». Кум свел его в погреб, и три засека с деньгами насыпал он ему: три мешка золота, и три мешка серебра, и три мешка меди. Вынес, наклал ему на дровни и сказал: «Вот тебе, кум, деньги и дарю тебе Серка, а ежели этот Серко плох будет, то приезжай, я тебе нового дам».

И вот попрощался он с кумом и кумушкой и сел на воз, и свистнул только, Серко как покатит, так шапки ему на голове не удержать! Едет он мимо той горы, на которой оставлена была его лошадь: вся в сене стоит, так что не видно, где она есть. Выкопал он лошадь из сена, привязал ее сзади за воз и приехал домой. Впустил Серка на двор, а дети бегут, встречают отца: «Папа, теперь у нас хлеба много, мы не будем теперь плакать!»

Он заходит в сени и видит, четыре куля муки принесены. И зашел он в избу: и по всем по лавошникам напечено много хлеба. А деньги свои, которые привез от кума, убрал в амбар.

И вот приезжает его богатый брат. «Пойду,— говорит,— сведаю, продал ли брат пшеницу-то?» Приходит к брату. Брат сердитый на него. «Что, как твоя добыча?» — спрашивает бедняк богатого брата. «Плохо,— говорит,— брат, весь хлеб привез обратно назад. Никто горсти не взял. Ну, а ты как?» — говорит. «Я продал все хорошо. Вот что, брат: дай-ко ты мне мерки».— «А чего тебе мерить?» — «Да хлеба привез немного». Тогда богач намазал дно мерки серой и дал бедняку. И вот бедняк пришел домой и стал мерить деньги мерой. И намерил он четыре меры золота, и намерил четыре меры серебра, и намерил он пять мер меди.

И вот теперь стал бедный брат богачом, а богатый бедняком.



1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (Пока оценок нет)
Loading...

Кумовья
Чинойон Питух
Кумовья