Жертва во имя долга

Великий человек всегда скромен.

Однажды к радже Шудраку пришёл слуга и сказал:

– О государь, у ворот твоего дворца стоит воин, по имени Вирвар-герой. Он пришёл из далёкой страны и просит разрешения поговорить с тобой.

– Приведите его! – сказал Шудрак.

И когда Вирвар-герой предстал перед ним, раджа Шудрак спросил его:

– Кто ты и откуда пришёл?

– Моё имя Вирвар. Я хочу служить тебе, если только ты согласишься взять меня на службу.

– А сколько ты хочешь получать за свою службу?

– Пятьсот золотых монет каждый день, – ответил Вирвар-герой.

– Как же ты думаешь служить мне?

– У меня есть всего лишь три вещи, – отвечал Впр-вар: – две руки и меч.

– Ты просишь слишком много, а имеешь слишком мало, – сказал раджа Шудрак. – Я не возьму тебя на службу

Вирвар-герой поклонился радже и вышел. Тогда встал первый министр и сказал:

– Испытай его, о господин! Пусть в течение нескольких дней он получает это большое вознаграждение. Но зато ты сразу узнаешь, на что он способен. Если служба его стоит таких денег –

ты оставишь его у себя, если не стоит -прогонишь.

Шудрак внял совету первого министра и послал своих слуг за Вирваром. Когда Вирвар-герой вернулся, раджа приказал выдать ему вознаграждение за четыре дня вперёд и велел сейчас же встать на страже у ворот дворца. Так Вирвар-герой поступил на службу к радже Шудраку. Но раджа Шудрак не вполне доверял ему. Он приказал своим шпионам постоянно следить за Вирваром.

Через несколько дней шпионы донесли Шудраку, что половину полученных денег Вирвар пожертвовал богам, половину того, что осталось, роздал беднякам и нищим и лишь четвёртую часть взял себе. На страже он стоит уверенно и спокойно, и в руках у него всегда обнажённый меч.

Раджа Шудрак и сам видел, что Вирвар-герой день и ночь стоит у ворот дворца с обнажённым мечом в руках. Лишь по приказу самого Шудрака покидал он свой пост, а потом снова спешил к воротам дворца.

На четырнадцатую ночь, когда все спали и только стража боролась со сном, раджа сквозь дремоту услышал чьи-то рыдания и причитания. Удивлённый раджа прислушался. Рыдала какая-то женщина.

Раджа громко спросил:

– Кто стоит на страже у ворот?

– Я стою на страже у ворот, – ответил Вирвар, который, как всегда, был на своём посту.

– Пойди и узнай, кто это там рыдает.

И Вирвар, не говоря ни слова, немедленно пошёл в темноту ночи, туда, откуда слышался женский плач.

Всё ещё прислушиваясь к рыданиям женщины, Шудрак подумал: "Правильно ли я поступил, послав солдата в такую тёмную ночь одного и без факела? А вдруг с ним что-нибудь случится и я так и не узнаю, что там произошло? Как же я тогда смогу оценить, чего стоит служба Вирвара?" Подумал так раджа, оделся, взял в руки меч и последовал за Вирваром. Бесшумно ступая, чтобы Вирвар не услышал его шагов, Шудрак осторожно крался за ним.

Придя домой, Вирвар разбудил жену и сына и рассказал им о встрече с богиней Лакшми и о том, что она ему говорила.

Выслушал сын Вирвара Шахтидхар-что значит "Могучий" – рассказ отца и воскликнул:

– О отец, разве это не счастье отдать свою жизнь во имя процветания государства? Не медли же, пойдём в храм Сарасвати, и пусть всё будет так, как сказала богиня Лакшми. Недаром ведь в книгах пишут: "Настоящий человек не задумываясь отдаст состояние и жизнь для блага других. Смерть неизбежна, и лучшая из смертей та, которую принимают во имя добра".

– Жертва должна быть принесена, – сказала мать Шак-тидхара, – иначе выйдет так, что ты зря получал от Шудрака такое щедрое вознаграждение. Выслушал Вирвар речи жены и сына и решил:

– Да будет так, как вы говорите!

И все трое поспешили в храм богини Сарасвати, чтобы принести жертву. Шудрак слышал весь разговор Вирвара с сыном и женой. Всё так же неслышно он последовал за ними.

Придя в храм, Вирвар обратился к богине Сарасвати и проговорил:

– Будь милостива, о богиня! Прими в жертву моего, сына и сохрани государству Шудрака богиню Лакшми, приносящую счастье! Пусть в государстве Шудрака царит мир.

С этими словами он обнажил меч и отрубил голову своему сыну.




Жертва во имя долга


Какие Есть Сказки О Мачехе И Падчерице
Жертва во имя долга