Сирота и безбородый обманщик

Было то или не было – жил бедный сирота, ничего и никого у него не было. Раздобыл он однажды зерна и отнес на мельницу молоть. Пришел на ту же мельницу один безбородый обманщик, тоже принес зерно. Смолол сирота свое зерно. Собрался уходить, а безбородый обманщик ему: Пойдем вместе.

– Пойдем, – говорит сирота. Пошли. Идут.

– Знаешь, что? – сказал безбородый.

– Что?

– Давай мою муку замесим, твою подсыплем; а твою замесим, мою подсыплем.

– Очень хорошо, – говорит сирота.

Замесили тесто из муки обманщика, подсыпали муку сироты, испекли славный румяный хлеб. Посмотрел на хлеб безбородый и говорит:

– Давай поспорим: кто лучше солжет, тому и хлеб достанется.

– Хорошо, – говорит сирота.

– Был у нас гусь один, – начал безбородый обманщик, – его еще мой дед вырастил. Такой это был гусь чудесный: какая бы работа ни была – в доме ли, в поле ли, пахота ли, косьба ли, – со всем он один управляется. Сяду, бывало, на него и поеду: то полем прокачусь, то в горы поеду. Вот однажды едем мы полем. Вдруг, к несчастью, шакал – бросился на нас и

вырвал у моего гуся весь бок. Упал гусь, умирает. Догадался я, срубил дерево, сплел из веток плетенку и залатал ему бок. Вскочил гусь, сел я на него, и поскакали домой… А теперь твой черед, сиротинка. Начал сирота:

– У моего отца был пчельник в сто ульев. Отец каждый день, бывало, обходил его и всех пчел пересчитывал. Вот сосчитал он однажды – не хватает одной пчелы. Тотчас бросились все туда-сюда – ищут, никак пропавшей пчелы не найдут. Узнали, что застряла пчелка за морем-сломала ножку, поймали ее там какие-то разбойники, запрягли в плуг, и пашет бедная пчелка им землю. Пришел туда мой отец, увидел, рассердился очень: “Как! Кто вам дал ее?” Не уступают те. Схватил отец за ухо пчелку и тащит ее. Оторвалась у пчелки голова и осталась в руках у отца. Достал отец орех из кармана, помазал пчелке шейку и привязал голову. Выросло из пчелиной шейки большущее ореховое дерево. Росло, росло дерево, столько на нем орехов, столько, – только и делаем, что сбиваем их да носим продавать.

Пристала к этому дереву ворона, все орехи сгрызла. Бросил отец ком земли в ворону, застрял ком на дереве. Вырос ком, вытянулся, раскинулось на дереве огромное поле – хоть паши, хоть сей. Разбили мы на нем виноградник, вытянулась лоза, налилась ягодами, да какими – даже врагу весело смотреть. Висит виноград гроздьями, да все пунцовыми. Мы ждем – вот-вот собирать начнем, как вдруг, откуда ни возьмись, появилась шакал-лиса, разнесла весь наш виноградник, все съела, все уничтожила – совсем нас разорила. Решил я: “Пойду-ка подстерегу, поймаю и. задам ей-хвостом камни заставлю кидать, узнает она меня!” Сказано – сделано. Отыскал я лазейку, сквозь которую лиса в виноградник пробиралась, сел, жду; смотрю, идет кто-то, шумит. У меня сердце от страха лопается: сам дрожу, сам радуюсь, жду, вот-вот шакал-лису увижу. И вправду, появилась шакал-лиса. Хвать я ее за хвост, поймал, держу. Вытащил плеть и давай стегать ее. Дай бог тебе счастья – разделал я ее вдоль и поперек. Я ее луплю, а она все бумаги какие-то исписанные да сор сыплет.

– А что же написано на тех бумагах? – перебил безбородый обманщик.

– Сироте – хлеб, а безбородому – сор. Достался хлеб сироте.



1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (Пока оценок нет)
Loading...

Сирота и безбородый обманщик
Однажды Зачц И Черепаха
Сирота и безбородый обманщик