Ходил-бродил горный баранчик: на сопку поднимется, в долину спустится. Вдруг видит – что-то в кедраче стоит. Выше куста, ниже дерева, шкурой покрытое. “Может, поселился кто,

Жили два брата. Старший брат был богачом, а младший – бедняком. Всякий раз, как взойдет солнце, приходил младший брат к старшему – работать на него.

Сидит заяц под кустом. Увидел его волк, спрашивает: – Ты что, братец, все под кустами прячешься? Весь согнулся. Поди уж бегать разучился? А заяц ему:

Было это давно, когда таньги [люди другого племени] нападали на стойбище одного племени. Всех людей они убивали, а оружие и одежду забирали. Ничего не могли

Жила на берегу реки птичка-пуночка. Была у нее дочка. Просит птичка свою дочку: – Сходи за водой! А та отвечает: – В воду свалюсь. –

Решили как-то медведи с ягодных на грибные места перекочевать. Решили и пошли. Большие медведи впереди идут, за ними те, что поменьше – медвежата. Долго шли.

Шел олень по морскому берегу. Вдруг из воды высунулась рыбка – морской бычок. Увидел оленя бычок и смеется: – Ну, оленище! Ну, страшилище! Ноги идут,

Давно это было. Очень давно. Ой, как давно! Сидит возле своей яранги ворон, думает: “Куда идти за добычей: на морской берег или на реку?” Думал,

Наломал заяц разных веточек, накопал корешков, нарвал листиков. Сидит, еду себе варит. Бежит мимо песец. – Здравствуй! – говорит. – Здравствуй! – отвечает заяц. –

Это было так давно, что никто и не помнит, когда это было. Пошли ворон Куркыль и куличок жениться. Приходят они в лебединое стойбище невест выбирать.

Давным-давно жила на Чукотке злая колдунья. Звали ее Катгыргын. Где стояла ее яранга [разборное жилище чукчей и эскимосов, покрытое оленьими шкурами], никто не знал, но

Говорят-рассказывают, что ворон однажды с ледяной горы катался. Вот вниз ворон катится, от удовольствия вскрикивает: – Эх, хорошо! Небо так и мелькает! До самого обрыва

Жила-была маленькая мышка. Однажды сидела она в своей норке и ждала в гости на чай лису. Зашла лиса в нору, поздоровалась и говорит: – Давай