Склеил книжки и игрушки, Одеяла и подушки, Склеил пол и потолок – И пустился наутек. Он бежит – и клеит, клеит. Ну, А клеить он

Вова с Петей не пираты, Не берут на абордаж, А наводят на квадраты Дальнобойный Карандаш! И противника догонят Залпы меткие везде! Вот линейный крейсер тонет

И цветов: Обувные И зубные, Платяные, Головные, Для усов И для ресниц, Для мужчин И для девиц!” Всем нужна В хозяйстве Щетка. И пошла Торговля

Или Собакой Динго, Омаром, Кальмаром, Пятнистым Ягуаром, Медузой, Воблой, Камбалой, Гадюкой (но не очень злой!), Чижом, Ежом, Ужом, Моржом, Козой (А то и Стрекозой!), Хоть

Хоть она обитает В отдаленной стране – в Суринаме И поэтому редко, бедняжка, Встречается с нами; Хоть она некрасива (Только скромность ее украшает!), Хоть она

Профессор, И слесарь, И лекарь – Ковальский, Ковальский – кондуктор, Ковальский – конструктор Ковальский – ботаник, Механик, Инструктор, Поэт и атлет, Тракторист и шахтер, Ковальский

Мы их зовем окапи. – Да это просто анекдот! – Негодовал ученый. – Как может быть, что зверь живет, Наукой не учтенный? Перед наукой ты

Что сделаешь – Птенцы! Но вот влетел учитель в класс, И суматоха улеглась. Сидит смирнее голубей На ветках молодежь. Учитель – Старый Воробей, Его не

Подлетела к Иве Майка – Знаменитая всезнайка: – Ива, У тебя талант! Подрисуй ей только бант! Наша Ива Не спесива: Тут же Бант Рисует Ива.

Я не буду больше Выть! Чудеса, чудеса! За роялем – Лиса, Лиска-пианистка, Рыжая солистка! Старик Барсук Продул мундштук: До чего же У тромбона Превосходный звук!

Ну и ловко сделал вид – Ведь совсем как будто спит! – Но меня же не обманешь… “А, ты спишь? Сейчас ты встанешь! Ты умен,

Южный распался, Как менее прочный, На два: на Западный И на Восточный. Африка сделала Сальто-мортале, Дыбом Обе Америки встали. И в довершение Безобразия Влезла в

Ежонок засопел в знак согласия. – Ну вот, Деревья, Кусты и Цветы очень любили жабу и поэтому звали ее самыми ласковыми именами. Особенно Цветы. –

Что ж ты, Глупенький зверек, Шубу плохо так берег? – Дайте шубу мне, бобры! Дайте, будьте так добры! – А бобры ему в ответ: –

Мистер Смит презирает мопеды. Домино его просто смешит. В спринте мог он добиться победы, Только он никогда не спешит! Смит, забыв про спортивные лавры, Собирает

Только раз Все дело Стало Из-за страшного скандала: Буква “Я” В строку не встала, Взбунтовалась Буква “Я”! – Я, – Сказала буква “Я”, – Главная-заглавная!

Сом И делит, Сом И множит, Сом Сложить и вычесть Может! – Дни текли. Река текла. В гору Шли его дела. Но однажды Издалека, Из

Замечательных манер: Даже, когда спит она, Видно, что воспитанна! Не стесняйся ты, Осел! Заходи, садись за стол! Что же ты молчишь как рыба? Говори: “Приду,

Но Выдра – ничего, не обиделась, только облизнулась. – Почему же это сразу – дура? – спрашивает. – Разве на бережку плохо? – Еще бы

Ее огорчает, Что люди забыли Придумать Собачкам Автомобили. Собачка Обиды терпеть не желает: Она на машины отчаянно лает! Ей грустно Глядеть на цветочные грядки Они

Все так привычно, так знакомо: И многошумный Лес Дубовый (Хотя он здесь шумит века, Но с виду он совсем как новый), И Мост, Дорога и

Песенка вторая (Песенка-загадка) Мы с Пятачком – Большой-большой секрет, И не расскажем мы о нем, Да-да! (Верней, нет-нет!) Зачем шагаем мы вдвоем, Откуда и куда?

И каждый обязательно Становится кудесником, Будь он твоим ровесником Или моим ровесником!.. В моей Вообразилии, В моей Вообразилии – Там царствует фантазия Во всем своем

Ноги как тумбы, Чудовищная голова, Рог на носу Или даже, кажется, два! Но Хорошего носорога Не прошибешь и дубиной, А он Еле-еле мог Стерпеть укус

Пишете про зверей Сказки и стишки, А обо мне – Ни строки! Написали, – Сказал он сердито, – Про Кита, Про Кота, Про Термита, Буквально

И неудивительно, что в один прекрасный день (так уж говорится, хотя для Крокодила, поверь, этот день вовсе не был прекрасным!), неудивительно, что в один прекрасный

– По чему? – переспросила Очень умная Сорока. – По земле! – Сама сказала И сама же рассмеялась. Все вокруг захохотали. Засмеялись звери, птицы, Белки

И подумал: “Ай да я! Какой я сильный да храбрый!” Кого ни встретит – со всеми у него один разговор: – Балды-балды! “Вы, мол, балды,

Все непонятно, все туманно – Спросите лучше У Барана! – Все зло – от кошек! – произнес, Обнюхав сыр, Дворовый пес. – Как дважды два

…Первая Кошка (Которая Бродила Сама по Себе)… В Древнем Египте Кошки Числились даже в богах; Есть ли на свете невежда, Незнакомый с Котом в Сапогах?..

И распевали ее с утра до ночи. Морские Звезды так и сияли, мудрые Дельфины и те резвились как дети, а бедный Рак сидел, забившись в

В том краю, где на каждой дорожке Попадаются ножки да рожки, Где Грифон ходит в гости к Химере, Где живут очень редкие звери, В высшей

А еще он очень любил играть. И – бывают же такие совпадения! – Чмок тоже очень любил играть! Да, да, любил играть, хотя его Хозяин

Петька смотрит виновато… Я не бил его, ребята. Он же это не назло. Просто Мне не повезло! Уж такой я невезучий, Незадачливый такой! Взять, к

Песню пел одну и ту же Нет ее на свете хуже: – Ухвачу-уу-у! Укушу-у-у! Утащу-у-у! Удушу-у-у! И – съем! Волк – скажу вам наперед –

Был, конечно, важный повод. Очень важный повод был! Помнишь, Петя? – Что-то, Вова, Позабыл! – И я забыл… Ну, неважно! Дрались честно, Как положено друзьям:

Подхватила новость Сорока: – Зяблик болен! Болен жестоко! Никогда На ветках осины Не встречалось подобной Ангины! – Ох! – сказала Чижику Галка. – До чего

Так-то оно так. Но эти сказки, как я уже говорил, рассказывают сами звери и рассказывают их людям. Всем людям – и взрослым, и детям. Звери

Я жизнь начинаю иную: Хочу отбивную! Большую! Свиную! И тут же он с яблоком Сухо простился И в дальнее странствие Смело пустился… Он странствовал долго

– Да что же прекрасней Ночной темноты?! – Откликнулись Совы, Сычи и Кроты… – Леса! – Отвечали мне Волк и Лиса. Орел свысока Процедил: –

Объясните, Милый Жук, Что дает вам Этот звук? Жук Волу Ответил с жаром: – Ясно, я жужжу Не даром: Я живу И не тужу, Потому

К зиме до того заважничал – с малышами и разговаривать перестал. Ходит И сам с собой рассуждает: – Чем я хуже людей? Захочу вот –

Задние – с передними, Первые – с последними! Девяностая – с Тридцатой, Тридцать Третья – с Сорок Пятой, Двадцать Первая – с Восьмой, А Девятая

Что говорить – была весна! Но Гусеница и знать не желала о весне. Она никогда не оглядывалась вокруг. Она смотрела только на крапиву, видела только

На заре они встают, Чаю наскоро попьют, И встречает вся компания Звонкой песней утро раннее. Палочку-трулялочку Поднимет дирижер – И сразу по приказу Зальется дружный

Взял бы я охотно шлюпку Или даже душегубку. Лишь бы мне На вольной воле Плыть и плыть В своей гондоле, На вельботе, На пироге –

Поручу-ка я это дело Барану!” Барану – лень. “Пожалуй, устану. Попробую Уговорить Козу”. Коза говорит: – Ну что ж, отвезу! А сама подумала: “Странно! Что

I Наступила в Африке Грустная пора: Ливень так и хлещет, Льет как из ведра. Льет без остановки, Льет без передышки. Плохо в это время Маленькой

И потому нам мерзки Те изверги, которые Ведут себя по-зверски! И тот, который давит Собаку на дороге, И тот, кто отрывает У лягушонка ноги, И

О чем же, О чем они все-таки пишут? О том ли, что видят? О том ли, что слышат? А вдруг О каком-то неслыханном чуде, О

Если он, то, несомненно, С ним бо-о-льшая перемена! Не угонишься за Вовой! Он гляди какой бедовый! Он за пять минут успел Переделать кучу дел: Он

КИТ: Ночью бродит, Днем храпит. КОТ Плывет по океану, КИТ Из блюдца ест сметану. Ловит КИТ Мышей на суше. КОТ На море бьет Баклуши! КИТ

Да хоть бы он умел играть На своей скрипучке! Играл бы, что ли, всякие Хорошенькие штучки, А то он пилит целый день Одну и ту

Уж это-то он умел. И так продолжалось – ты не забыл – ровно три дня. А на четвертый день поутру его посадили в картонную коробочку,

Древесину Дуба, Ели, Съел Жестянку (еле-еле), Ел И зелень, И известку, Ел Изделия из воску, Ел Картины и корзины, Ленты, Лодки, Магазины, Несессеры, Окна, Пенки,