На рябине, что росла у забора, неведомо откуда появилась белка. Распушив хвост, сидела она в развилке ствола и глядела на почерневшие гроздья, которые качались под

Во дворе зоотехника Николая стояла лошадь, привязанная к забору. Здесь же, на заборе, висело снятое с нее седло. Николай и бригадир Фролов стояли рядом. –

К утру иногда затихнет, но к вечеру снова расходится и свистит, шастает по деревьям, швыряется листьями надоедливый листобой. Березки на опушке давно уж сдались ему;

Мокрый березовый лес. С голых веток стекают капли тумана, падают глухо на землю. За темными березами я увидел рыжее пятно – и медленно, неслышно вышла

Я вошел в дом и застыл на пороге. По полу разливалось молочное озеро. Вокруг него валялись осколки чашек, бутылка, ложки. – Кто тут?! Кто тут,

Кукла, белоснежная лайка, нашла в чернолесье лося. Гончие сразу подвалили к ней и, когда мы выскочили на поляну, уже обложили лося кругом, заливались, хрипели, исходили

Завернутая в крафт, натертая крупной желтой солью, в рюкзаке моем лежала нельма. Было жарко, и я часто развязывал рюкзак, принюхивался – жива ли? Кроме нельмы

Ночью в лесу у костра на меня напал страх. Я глядел в огонь и боялся поднять голову: казалось, кто-то смотрит на меня из темноты. Костер

Пастуха чистодорского звать Васька Марей. Он ходит в резиновых сапогах, носит на плече сумку, в руках – кнут. Настоящий пастух. Когда на закате он пригоняет

На реке Сестре есть залив, который называется – Сковорода. Плывешь на лодке по узкой протоке – это вроде бы ручка Сковороды – и вдруг выплываешь

В деревне Власово, слыхал я, есть Стеклянный пруд. “Наверно, вода в нем очень прозрачная,- думал я.- Видны водоросли и головастики. Надо бы сходить, посмотреть”. Собрался

Высоко в горах – пограничная застава. Там совсем не растут деревья. Даже ни одного кустика нигде не видно – все серые скалы и красные камни.

До Чистого Дора немец не дошел. Но был он близко. За лесом слышался рев орудий и такой скрежет, будто танкетки грызлись между собой. В серых

Все лето провалялся в чулане ящик с красками, паутиной оброс. Но когда наступила осень – вспыхнула по опушкам рябина и налился медью кленовый лист, –

В деревне Тараканово живет лошадь Тучка, рыжая как огонь. Ее любят галки. На других лошадей галки внимания не обращают, а как увидят Тучку, сразу садятся

Километрах в пяти от Чистого Дора, в борах, спряталась деревня Гридино. Она стоит на высоком берегу, как раз над озером, в котором водятся белые караси.

Солнце пекло уже которую неделю. Лесная дорога высохла и побелела от пыли. В колеях, где стояли когда-то глубокие лужи, земля лопнула, и трещины покрыли ее

Прошла ночь. Бледный рассвет поднялся над горой и осветил кругом горы, камни, скатившиеся со склонов, землю. Нашу и чужую. Плавная тень выскользнула из ущелья и

Чужой и рыжий на крыльце моего дома спал огромный кот. Разморенный солнцем, он привалился к двери спиной и посапывал. Я кашлянул. Кот приоткрыл глазок. И

Как-то в мае, когда снег уже потаял, я сидел на стуле, вынесенном из дому, и чистил ружье. Дядя Зуй сидел рядом на чурбаке и заворачивал

В первый раз она появилась вечером. Подбежала чуть ли не к самому костру, схватила хариусовый хвостик, который валялся на земле, и утащила под гнилое бревно.

Около клуба мне повстречался уличный деревенский пес по прозвищу Шакалок. Он радостно кинулся ко мне, подпрыгивая от восторга. Я дал Шакалку кусочек хлеба и пошел

Листобой пригнал снеговую тучу. Не доходя деревни, улеглась она на верхушки елок, раскинула пятнистые лапы, свесила серую рысью морду. Потом загребла лапой – из лесу

Хрусть, хрусть…- захрустел снег под окном, и я проснулся. Кто-то подошел к дому. Я привстал, ожидая стука в дверь. Снова послышалось: хрусть, хрусть… Кто-то отошел

Солнце повисело в осиновых ветках и пропало за лесом. Закат расплылся в небе. Низко, в половину березы, над просекой пролетел большой ястреб. Он летел бесшумно,

Ночью задул листобой – холодный октябрьский ветер. Он пришел с севера, из тундры, уже прихваченной льдом, с берегов Печоры. Листобой завывал в печной трубе, шевелил

Нюрке дядизуевой было шесть лет. Долго ей было шесть лет. Целый год. А как раз в августе стало Нюрке семь лет. На Нюркин день рождения

В бестолковых моих скитаниях по вечновечерним сентябрьским полям встречались мне и люди с ножами. Этот, подошедший в сумерках к моему костру, ножа при себе не

Безоблачной ночью плавает над Чистым Дором луна, отражается в лужах, серебрит крытые щепой крыши. Тихо в деревне. С рассветом от берега Ялмы раздаются глухие удары,

Зимнее небо – это ворона, одиноко летящая в серой мгле. Летнее небо – это стрижи и ласточки, рассекающие знойный воздух над соснами. Печально осеннее небо

Наступила осень. Вспыхнули березы, осины. Только дубы, как зеленые острова, стояли посреди леса. Кончилась осень. Опали листья. Лес почернел, помрачнел. Только дубы светились в нем,

С первыми холодами в Оке стал брать налим. Летом налим ленился плавать в теплой воде, лежал под корягами и корнями в омутах и затонах, прятался

Лесная дорога пошла через поле – стала полевой. Дошла до деревни – превратилась в деревенскую улицу. По сторонам стояли высокие и крепкие дома. Их крыши

Школа у нас маленькая. В ней всего-то одна комната. Зато в этой комнате четыре класса. В первом – одна ученица, Нюра Зуева. Во втором –

– Эй, давай-давай! Догоняй-добирай! Мы с Булыгой бежим по лесу, кричим-поем, разжигаем собак. – Где он? Где он? Где он? – на высокой ноте стонет

Найда – это имя так же часто встречается у гончих собак, как Дамка у дворняжек. Верная примета: гончая по имени Найда всегда найдет зверя. Когда

В лесу холодно. Под елкой еще лежит снег. Много снега – целый сугроб. А над сугробом на нижних ветках елки сидит зяблик. Он в голубой

С утра в деревне пекли жаворонков из сдобного теста. И по дороге в школу ребята размахивали печеными жаворонками, протягивали их в небо и кричали: Жаворонки,

Над сырым, заливным полем, в том месте, где особенно много весенних луж, весь день с криком летают чибисы. Они яростно машут широкими крыльями, ныряют в

Когда приходит весна и солнце начинает пригревать старый снег, а с крыш отрастают сосульки, витые, как бараньи рога, тогда-то и прилетает грач. Он расхаживает по

Взошла луна. Впереди, как серьга, блеснула речка Сежа. Над Сежей кричали чибисы. В свете луны я увидел фигуру охотника. Он шел по берегу, с трудом

Весенним вечером, когда солнце спрячется за верхушки деревьев, неведомо откуда появляется над лесом странная длинноклювая птица. Летит низко над прозрачным ольшаником и внимательно оглядывает все

Охотники прозвали бекаса воздушным барашком. И это меня всегда удивляло. Ведь бекас на барашка не похож. У барашка курчавая шерсть, рога, а у бекаса гладкие

Жили три брата. У каждого из них было по две собаки. И вот однажды все они – три брата, шесть собак – отправились гулять по

На одной заставе жил пес, которого звали Елец. Это был уже старый пес. Настоящую службу он нести не мог. – Что поделать, – говорил сержант

Стало смеркаться. Над тайгой, над сумрачными скалами, над речкой с плещущим названием “Велс” взошел узенький лисий месяц. К сумеркам поспела уха. Разыскавши в рюкзаках ложки,

Апрель превратился в май. Снега в лесу совсем не осталось, а солнце грело и грело. Оно меня совсем разморило после бессонной ночи на глухарином току.

У излучины реки Ялмы в старой баньке жил, между прочим, дядя Зуй. Жил он не один, а с внучкою Нюркой, и было у него все,

Кто прочитал название этого рассказа, тот, наверно, подумал, что сейчас весна, снег растаял и на проталинах – подснежники. А сейчас не весна – сейчас поздняя

Скворца у нас любят больше всех. Недаром в каждой деревне, у каждого дома висят на деревьях скворечники. Когда прилетают скворцы, хорошо становится на душе. Теперь